Пресса под прессом? Газетные байки. Часть 4.

Небольшой экскурс в историю, чтобы читатель понял, чем отличается «четвертая власть» от «второй древнейшей профессии». Итак, на дворе 1975 год. Я студент факультета журналистики. Получаю телеграмму: «Буду в Свердловске проездом такого-то во столько-то. Володя». Еду на вокзал, встречаю одноклассника. У него четыре часа до самолета. Тут есть одна тонкость – он ехал дослуживать после двух лет дисбата (дисциплинарный батальон). Обнялись, встретились, такси «Кольцово», до отлета два часа. Пошли в ресторан. Выпили, закусили, вспомнили школу. Смотрю, в зал ресторана заходит патруль. Я Вовке: «Давай в гардероб, бери шинель, как говорится, и иди на регистрацию». Пока я расплачивался в ресторане, Володю увел патруль. Поднимаюсь в служебное помещение и, не стучась, вхожу. Капитан быстренько ногой прячет початую бутылку водки под стол. Я ему– то, да се, мол, парень из дисбата, у него самолет через полчаса, он уже отпахал, летит в Клин дослуживать».

 - Ах, так ты еще из дисбата, водку пьешь в ресторане! Хочешь обратно?

Одним словом, полный набор ненормативной лексики. Тогда я достаю свои «корочки» корреспондента «Уральского рабочего» и намекаю на бутылку, которую он спрятал под стол. Мол, будет фельетон в «Уральском рабочем»…

- Да хоть в «Правде»…

А уже объявили посадку, Володя весь «на гвоздях». Порывшись в карманах, я извлек удостоверение корреспондента газеты Уральского военного округа «Красный боец». Увидев его, капитан изменился до невозможности… Одним словом, Володя благополучно улетел в Клин дослуживать, а я пошел на стоянку такси. И тут ко мне подлетает тот самый капитан: « Вы в город? У нас служебная машина, куда Вас?»

Наша профессия предполагает адекватно, на равных общаться и с сильными мира сего, и с бомжами. Моя жена всегда удивлялась, когда я, идя по улице, здоровался за руку и с главой города, и с бичом. Что сделать, издержки профессии. Одно удручает в сегодняшней журналистике - как-то уж очень стремительно мы превратились из четвертой власти во вторую древнейшую. Боимся вякнуть против хозяина, боимся поставить на место чиновника, который, как говорится, «ни уха, ни рыла».

Еще один пример из собственной практики. Устраиваюсь на работу в городское радио после десяти лет работы монтажником в МСУ-20. А тогда городское радио было отделом горисполкома, поэтому утверждал меня на должность один из заместителей председателя. Не буду сейчас называть его имени, не потому, что боюсь, а потому, что жаль его старость и совесть. Валя Харитонова, мой тогдашний шеф, говорит: «Ты только не лезь в бутылку, кивай и поддакивай». Приходим вместе с ней на прием к этому самому заместителю. Сидит этакий зажравшийся субъект, ковыряет спичкой в зубах после сытного обеда в горисполкомовской столовой и спрашивает: «А что же ТЫ после десяти лет работы монтажником решил вернуться в основную профессию?»

Мы, монтажники, народ простой, раз со мной на «ТЫ», то и я ему: «А ТЫ почему не работаешь по специальности - инженером, а сидишь тут спичкой в зубах ковыряешься? Да еще и тыкаешь незнакомому человеку. Мы с ТОБОЙ на брудершафт не пили…»

Словом, понесло меня. Да и терять-то было нечего, хотя бы в материальном смысле, монтажником я в то время зарабатывал 300 руб., а корреспондентом на радио – 120. Поэтому я и не испытывал пиетета перед этим зажравшимся чиновником, в монтажники я всегда мог уйти…

Слава богу, вскоре этого, с позволения сказать, идеологического руководителя, смыла мутная волна ельцинской перестройки.

Этот господин – продукт еще сталинской эпохи, поэтому тогда, в начале девяностых, он уже был этаким динозавром, невесть как сохранившимся в условиях нового российского капитализма. Гораздо страшнее были «перевертыши» из той же бюрократической обоймы, сумевшие быстренько перекраситься из красных в трехцветные. О некоторых из них, уже с фамилиями, мы поговорим в следующих номерах.

Сергей Антонов

"Новоуральская газета" №37, 2012 год




Нравится


Комментарии

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Комментарии ВКонтакте