Пресса под прессом? Трудности роста. Часть 3.

Конкуренция все же великая вещь и очень мощный стимул для самосовершенствования. Пока в городе были СМИ в двух ипостасях – городское радио и «Вестник» этого самого радио, - нам, журналистам, можно было не то чтобы почивать на лаврах и работать спустя рукава. Но все же… Наличие конкурента заставляет подтянуться, «подобрать живот», напрячь мозги и вспомнить лекции по курсу журналистского мастерства незабвенного профессора Александрова, хотя бы для того, чтобы делать «гвозди» оперативнее и острее, чем новоявленные товарищи по цеху в лице радио «Полигон» и «Новой городской газеты».

Естественно, мы пристально следили друг за другом, выискивая всякую бяку в материалах конкурентов. Справедливости ради должен заметить, что и «Вестник», и впоследствии «Нейва» делали это по возможности корректно, тогда как наши конкуренты играли, что называется, «на грани фола», зачастую переходя на личности. И «НГГ», и «Полигон» тогда возглавляли непрофессионалы, поэтому они были раскованнее нас, воспитанных на курсе «теории и практики советской печати». Они не боялись экспериментировать, тем более что это стало МОЖНО. Они не были скованны никакими условностями, как мы, с молоком матери впитавшие, что «нельзя за флажки». Их подводил не недостаток таланта, этого было хоть отбавляй, их подводило незнание основ ремесла. Зато фантазии было хоть отбавляй, она просто била через край. Аверьянов первым в городе начал выпуск приложений к основной газете: для ветеранов – «Еще не вечер», для детей – «Детский сад», для молодежи, для спортсменов… Это были компактные четырехполоски, целенаправленные, удобочитаемые. Не отставала и «Нейва». Она преобразилась внешне, особенно с приходом Коли Кузьмина на должность выпускающего. Профессионал, «рисовавший» «Тагильский рабочий» и «Областную газету», он создал практически новый имидж «Нейвы», с которым она работает и сегодня. При Кузьмине мы давали сто очков вперед всем городским газетам не только в искусстве верстки, но и в содержании, благо в редакции работали такие «золотые перья», как Лена Стрельцова и Андрей Новиков. В «НГГ» тоже хватало перьев. Это и Альфинур Сабирова (ныне зам. главного редактора «Вечернего Екатеринбурга») и Наташа Славина, специалист по «звездам». Однажды она так очаровала Михаила Евдокимова, что он сразу после интервью пригласил ее к себе на Алтай. Но иногда ребят, что называется, заносило.

Помню, подошел ко мне как-то редактор «НГГ» Вадим Аверьянов и попросил поздравить их с выходом пятого номера газеты. Сколько я ни пытался ему объяснить, что это - нонсенс, что в журналистике принято отмечать круглые даты с пятисотого, а не с пятого номера, что коллеги его засмеют. Что делать, поздравил. Не упустив, конечно, возможности «пройтись» по этому поводу.

Еще один случай. В середине девяностых в городе развернулась дискуссия о переименовании города с порядковым номером (Свердловск-44) в город с именем собственным. «НГГ» и часть депутатов городского Совета были за Верх-Нейвинск, часть – за Новоуральск, тем более что Новоуральск уже присутствовал в документах «для внутреннего пользования» еще с 1954 года. Дискуссия разгорелась жаркая, в основном на страницах «НГГ». А я тогда работал там выпускающим редактором. И вот, Вадим Аверьянов не придумал ничего лучшего, как в статье под названием «Верх-Нейвинск – Новоуральск» сделать якобы опечатку, поставив в слове Новоуральск между «у» и «р» букву «с». Это было уже не на грани фола, а далеко за гранью, это было прямым оскорблением тысячам горожанам, в основном ветеранам. Но никакие мои увещевания на Вадима не действовали, он, что называется, закусил удила. И естественно, сел в глубокую лужу, а вместе с ним и газета, по репутации которой был нанесен весьма ощутимый удар. Конечно же, «Нейва» не преминула в очередной раз ткнуть «НГГ» носом в собственный промах, пожурив по-товарищески.

В советские времена у нас, работников прессы, был один хозяин – КПСС, сегодня у каждого издания свой, поэтому и понятие «корпоративная солидарность» приобрела совсем другой оттенок. Раньше была солидарность в рамках вертикали: районка, областная газета, всесоюзная. Сегодня солидарность эта, если и не исчезла, то приобрела совершенно другой оттенок, мы солидарны не с коллегами по перу, а с коллегами по фирме-владельцу газеты. А тогда, в «лихие девяностые», мы все же еще хотя бы на бытовом уровне были солидарны с коллегами из других изданий. Несмотря на все идеологические разногласия и взаимные «шпильки» в газетах, мы нормально общались и даже все вместе отмечали день печати на турбазе «Веревкин угол». Потому что мы все понимали, что времена наступили другие, что теперь и впрямь мы превратились из четвертой власти, которой, пусть самую малость, были при советской власти, во вторую древнейшую профессию. Пусть нынешний читатель, воспитанный на других ценностях, поймет меня правильно, я отнюдь не испытываю ностальгии по светлому коммунистическому прошлому, но и сегодня почему-то не хочется «бежать, задрав штаны» за теперешним комсомолом. Один показательный пример. Студенты журфака подрабатывали в свердловских газетах. Я, в частности, сотрудничал с двумя: «Вечерний Свердловск» и «Красный боец» (газета УралВО). Как-то в «Вечерке» я покритиковал председателя Свердловского горисполкома. Приношу материал шефу. Он читает и говорит: «Старик, материал хороший, но печатать мы его не будем… Ты же тут горисполком ругаешь открытым текстом. А мы орган чей? Правильно, горкома КПСС и Горисполкома. Иди к Широкову в «Уральский рабочий», они – газета областная, им можно».

Иду в «Уральский рабочий». Широков читает и говорит: «Старик, материал классный, но… Понимаешь, мы, конечно, газета областная, и какой-то горисполком нам не указ, но квартиры-то они нам дают… Сам понимаешь, не бей по руке, тебя кормящей…» Весь этот монолог слышал сидящий в кабинете тогдашний собкор по Уралу всесоюзной газеты «Социалистическая индустрия» Сережа Троицкий. «Ну-ка, ну-ка, дай почитать». Словом, через неделю моя корреспонденция вышла в «Социндустрии». Примерно через месяц на какой-то, как теперь говорят, тусовке я встретил того самого заместителя председателя горисполкома, который после моей корреспонденции стал заместителем председателя уже не городского, а районного исполкома. Увидев меня, он подошел и укоризненно так сказал: «Ну что же Вы, молодой человек, сказали, что в «Вечерке» работаете, а сами вон откуда бабахнули…»

В наши дни подобную ситуацию не представить. Сегодня хоть какую «бомбу для председателя» ты приготовь, он утрется и будет по-прежнему работать этим самым председателем. Как говорится, собака лает, караван идет.

И все же при всех сегодняшних реалиях, когда каждый из нас «лает» на кого угодно, кроме своего хозяина, я не теряю надежды, что журналистская солидарность, вне зависимости от принадлежности к тому или иному изданию, жива, а потому, господа «владельцы заводов, газет, пароходов», не дождетесь. Давно уже вынашивал идею создать в городе ОБЩЕГОРОДСКОЙ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ И ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ (даже название придумал «ГОРОД N»), который бы возглавил человек, не работающий ни в одной городской газете, пусть даже не журналист по образованию, а авторитетный (не по должности) человек. В редколлегию вошли бы главные редакторы всех городских СМИ. И публиковались бы в этом журнале только «гвозди», только самое-самое. А уж талантов-то в нашем городе хватит, уверяю вас.

Так что, коллеги, с праздником вас, с Днем международной солидарности журналистов, если, конечно, он еще сохранился в сентябрьском календаре…

Сергей Антонов

"Новоуральская газета" №36, 2012 год




Нравится


Комментарии

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Комментарии ВКонтакте