Непрестижная профессия: круглое носить, квадратное катать

Это из лексикона грузчиков. Они вообще за словом в карман не лезут. Грузчики, как и дворники, бывают разные. Не надо путать магазинного грузчика и студента, время от времени подрабатывающего грузчиком, с портовым грузчиком-докером. В советские времена докеры были особой кастой, в которую не каждый мог попасть. Мой однокурсник по университету Витя Шеин рассказывал мне, как он в Одессе устроился в бригаду портовых грузчиков:

- Прихожу я в отдел кадров порта. Так, мол, и так, хочу в бригаду грузчиков. Начальник отдела кадров, естественно, первым делом требует трудовую книжку. А там опечатка, вместо Шеин написано Шейн, т.е. из русского я превратился в одесского еврея.

- Ну и что? – спрашиваю я, - Какое это имеет отношение…

- Самое прямое, - перебил меня Витя, - в то время в одесском порту самой высокооплачиваемой была бригада грузчиков-евреев.

- Звучит как анекдот, - усмехнулся я, - еврей грузчик – это же нонсенс.

- Нонсенс – это когда еврей работает грузчиком в магазине за гроши, а докер – это совсем другие деньги. Плюс «бартер» из заграницы: джинсы, диски, дамские «тряпки» и прочий дефицит.

Напомню для молодежи: это сейчас у нас изобилие ширпотреба, а тогда, в начале семидесятых прошлого века, те же фирменные джинсы можно было купить только на барахолке, и стоили они три месячных зарплаты среднестатистического россиянина.

- Я тогда в Одессе заработал за год больше, чем за всю предыдущую трудовую биографию, - сказал мне Витя в заключение.

Мне так же довелось побывать в шкуре грузчика разных категорий. До ухода в армию я решил подработать грузчиком на базе УРСа (Управление рабочего снабжения, было тогда такое). Наша с напарником работа заключалась в том, что на этой самой базе мы загружали машины различными продуктами и развозили их по магазинам. За день обычно делали три рейса: два до обеда и один после. Напарник мой, пятидесятилетний Михалыч, был грузчиком по призванию, т.е. никакой другой профессии у него не было. Поэтому мы на базе были единственной парой, обходившейся без экспедитора. Михалыч просто брал у завскладом накладные, и мы ехали по маршруту. Разгрузив последнюю машину, мы шли в магазинную подсобку, где уже был накрыт стол: сыр, колбаса, селедочка, хлеб и непременная бутылка портвейна (не теперешняя бормотуха, а настоящий «Таврический» из Крыма). Словом, я стал ежедневно возвращаться домой подшофе. Мама облегченно вздохнула, когда через полгода, наконец-то, я ушел в армию… Кстати, в моем военном билете в графе «Основная гражданская специальность» записано: «Грузчик».

В студенчестве тоже несколько раз занимался погрузочно-разгрузочными работами. Любимым нашим местом был екатеринбургский, тогда свердловский, шинный завод. Приходишь вечером, к началу ночной смены, и пашешь до утра. Схема такая – сначала разгружаем вагон с сажей или каучуком, а потом в этот же вагон грузим готовую продукцию: разнокалиберные покрышки, от «москвичевских» до «мазовских». Причем загружать надо было под завязку до самой крыши.

Разгружать каучук, несмотря на то, что каждый брикет весил 80 кг, мы любили больше, чем сажу. Мешки сажей легче, но после них хоть по часу стой под душем, неделю ходишь с подкрашенными глазами. Девчонки-однокурсницы подшучивали над нами: «Ребята, где вы достали такую классную тушь для ресниц и тени для век?»

Кроме нашей, студенческой, на шинном работали еще две бригады «бичей». В перерывах между вагонами мы отправлялись на экскурсию по цехам, а «бичи» либо спали в раздевалке, либо там же выпивали и закусывали. Пили обычно «синильгу» - жидкость для мытья стекол, закусывали, чем бог послал.

Закончив работу к началу утренней смены, «копоть, сажу смыв под душем», мы шли в заводскую кассу и получали по 80-100 честно заработанных рублей.

Кроме шинного завода были и другие варианты. Вспоминаю забавный случай. Как-то раз к нам в общежитие прибежала диспетчер базы «Гастроном». А было это накануне Нового года. «Ребята, выручайте! Нужно срочно разгрузить два вагона с шампанским. Причем не в склад, а в машины, они уже стоят. Сразу предупреждаю – денег нет, расчет натурой…» Одним словом, по окончании разгрузки мы получили по бутылке шампанского с каждой сотни ящиков. Новый год вся общага встречала с нашим шампанским. Я на него до сих пор смотреть не могу.

Грузчик в магазине, особенно в современном крупном супермаркете – это работа не для слабонервных, точнее не для слабосильных и, уж точно, не для пенсионеров. Несколько лет назад и мне «посчастливилось» вкусить этот нелегкий хлеб в одном из городских супермаркетов сети «Кировский». Текучка среди магазинных грузчиков огромная. За год моей работы я сменил трех напарников. Сам я задержался так долго потому, что работал на полставки, они же пахали по 12 часов при графике «два через два». Машины идут одна за другой и часто стоят в очереди, передышка только вечером, и то в это время надо паковать в брикеты картонную тару. Да еще девочки из отделов не дают скучать. Только сядешь покурить, как кто-то из них появляется в подвале: «Сережа, срочно подними мне тележку пива». Или минералки, или крупы, или сахара, или бананов, или…

Самое тяжелое – разгружать мешки с картошкой или сахаром. После них кажется, что руки у тебя как у гориллы вытянулись до пола. Самое нудное – разгрузка «бакалеи» и «кондитерки», потому что много мелочевки, а надо открыть каждую коробку и достать «образцы»: пачку печенья, шоколадку или пакетик с «Китикэт», ждать пока все это пересчитает и сверит с накладными дежурный администратор и только потом опускать на грузовом лифте в склад или сразу везти в зал.

Кого только не встретишь среди магазинных грузчиков - от бывшего «зэка» до бывшего старпома атомной подводной лодки. Встречаются и «старожилы» вроде Васи (назовем его так). Его несколько раз увольняли, а спустя месяц или два принимали обратно. Потому что он безотказен и разворотлив, когда трезв. Зато когда выпьет, то тут, как говорится, труба флоту…

Однажды, после очередной беседы с директором магазина на повышенных тонах, Вася в расстроенных чувствах (а мужик он вспыльчивый, впечатлительный) прямо из ее кабинета вышел в торговый зал, взял с полки бутылку портвейна, откупорил и тут же, на глазах у изумленной публики, осушил ее из горлышка. Естественно, его в очередной раз уволили… Недавно я встретил его. Сейчас он работает в маленьком частном магазинчике.

- Деньги те же, а работа, сам понимаешь, после «Кировского» - не бей лежачего, - сказал он.

В общем, выражаясь словами того же Васи, работа грузчика не трудная, но опасная.

Сергей Антонов

"Новоуральская газета" №29, 2012 год




Нравится


Комментарии

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Комментарии ВКонтакте