Свалка свободных людей

УвеличитьВидя такое, обычный человек испытывает брезгливость, старается пройти скорее и не смотреть. Многим неприятно, когда кто-то грязный, плохо одетый копается в мусоре. Увы, в наше время неразвитого капитализма и либеральной демократии такая картина - не редкость.

Несколько человек находились возле костра на одной из стихийных свалок нашего города, образовавшейся за гаражами. Некоторые стояли, другие сидели на старых диванах, кто-то лежал на них. Несколько раз я проходил мимо этих людей, стараясь не обращать внимания, но сейчас я решился подойти, чтобы узнать, как они живут.

На свалке было шестеро мужчин разного возраста, примерно от 20 до 60 лет, все плохо одетые, грязные, пьяные, двое из них (с побитыми лицами) мирно спали. Я подошел ближе. В костре горела старая коляска, и чёрный дым разносило ветром. Все, кто бодрствовали, с интересом посмотрели в мою сторону.

- Привет, мужики! У вас тут пикник? — спросил я шутливо.

- Мы здесь работаем, — серьёзно ответил невысокий мужчина с кавказской внешностью.

- Ваша профессия - бомжи? — продолжал я шутить.

- Почему? У каждого из нас есть прописка и квартира, — сказал мужчина в полосатом джемпере.

- Каким же делом вы занимаетесь на этой свалке? — поинтересовался я.

Недалеко от костра лежали аккуратно сложенные металлические части, а рядом - инструмент. Мне стало понятно, что мужики собирают и сдают металлолом.

- Мы свободные люди, ни от кого не зависим, у нас нет начальства. Работаем сами на себя, — добавил мужчина в полосатом джемпере.

Кавказец наливал спирт из пластиковой бутылки в единственную тоже пластиковую рюмку, и все по очереди выпивали, не закусывая. Потом он подошел ко мне и сказал:

- Давай познакомимся, человек. Меня зовут Джамал Владимирович, я раньше служил в морской пехоте.

И в подтверждение своих слов он гордо обнажил правое плечо, на котором была татуировка с изображением якоря и штурвала.

- Очень приятно, меня зовут Рафаэль.

- А вас как зовут, уважаемый? — обратился я к мужчине в джемпере.

- Меня зовут Владимир Владимирович, — ответил он и показал зональный пропуск, на котором я успел прочесть фамилию — Пропуткин.

- А как зовут того интеллигентного человека в очках? — спросил я про третьего мужчину.

- Я Александр Андреевич, до пенсии был мастером смены на заводе, — откликнулся мужчина в очках.

- Как же называется место вашей работы?

- Это поляна чудес, — сказал Александр Андреевич, поворошил костер, и коляска стала гореть еще сильнее. Пошёл густой черный дым, который заставил мужиков отойти подальше от огня, а один из спящих даже подскочил и отбежал прочь.

- Мы тут находимся с 9 утра и примерно до 7 вечера, добываем металлолом и никому не мешаем. Нам так нравится, над нами никого нет, мы делаем, что хотим, короче, — свобода. Иногда только полиция приезжает с проверкой, — объяснил Владимир Владимирович.

Я решил идти дальше и попрощался со всеми. Владимир Владимирович протянул мне правую руку для рукопожатия, но его рука оказалась настолько грязной, что я не смог её пожать. Я похлопал его по плечу и пожелал удачи.

Следуя дальше своей дорогой, мне вдруг подумалось, что эти люди из низших слоев есть отражение всего нашего общества. Ведь Владимир Владимирович Путин по иронии не только тёзка Владимира Владимировича Пропуткина, но и занимается практически тем же — добывает полезные ископаемые (газ, нефть) и продаёт. Тем и живёт сейчас вся Россия. По большому счету, Россия со своими дружественными странами находятся в таком же положении, как и эти мужики на свалке. Мы продаём всё, что лежит у нас под ногами и пугаем своим видом остальных. Я как будто побывал в зазеркалье, пообщавшись с обитателями поляны чудес, но это совсем не похоже на сказку.

neyvapress.com





Нравится


Комментарии

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Комментарии ВКонтакте