Ввоз гексафторида урана: комментарии экспертов

Увеличить

ВАЛЕНТИН ГИБАЛОВ, ЭКСПЕРТ ПО ЯДЕРНЫМ ТЕХНОЛОГИЯМ, АВТОР ИНЖЕНЕРНОГО БЛОГА TNENERGY:

Для получения ядерного топлива, из природного урана, добываемого на рудниках, извлекается часть изотопа урана-235, при этом в процессе остается обедненный уран – та часть, в котором уменьшено содержание 235 изотопа. Количество оставшегося там изотопа урана-235 зависит от стоимости процесса разделения изотопов: чем дороже процесс и чем дешевле уран, тем выгоднее оставить больше 235-го изотопа в «хвостах» (так еще называют обедненный уран). Раньше – в 1970-1980-е годы - при использовании газодиффузионной технологии разделения изотопов оставляли больше урана-235 в «хвостах».

Сегодня в связи с тем, что этот процесс стал экономичнее, появились более производительные центрифуги, работать с которыми дешевле, стало выгодно брать старые «хвосты» и еще раз проводить этот процесс, получая еще какое-то количество обогащенного урана.

Так исторически сложилось, что у нас самая низкая стоимость услуг по обогащению в мире, поэтому Urenco выбрало наши центрифуги.

ОГФУ – это изначально менее радиоактивное вещество, чем природный уран. Природный уран является слаборадиоактивным, он во много миллионов раз менее радиотоксичен, чем, скажем, отработанное ядерное топливо. А уран, который содержится в «хвостах», еще менее радиоактивен, потому что он еще менее радиоактивен, так как из него изъята часть самого радиоактивного изотопа. Но когда возят природный уран в Европу или из России в Казахстан, никто не протестует, считается, что это нормальная практика. А когда ввозят менее радиоактивный продукт из природного урана, почему-то возникают протесты и его называют радиоактивными отходами. С точки зрения «Гринписа» я логику вижу так: природный уран не может быть радиоактивным, так как он природный, а радиоактивное создают только люди. Но еще раз подчеркну, ОГФУ – это природный уран, у которого изъяли часть радиоактивных составляющих на первом этапе переработки, то есть это более безопасная вещь, чем природный уран.

Его опасность обусловлена его химической природой. Это вещество, сравнимое с хлором или аммиаком. Но с хлором и аммиаком происходят операции, в сотни раз гораздо более масштабные в стране каждый день: заводы производят их и транспортируют миллионами тонн и люди умеют с этим справляться, есть строгие правила, критерии, надзор. Ровно так же происходит с обедненным ураном: там есть технический надзор над емкостями и всеми транспортными операциями, и перевозки ОГФУ – давно налаженный процесс. Лично я ни разу не слышал о каких-то авариях.

Здесь очень много истерики и мало рационального подхода. Процедура давно отлажена, и рациональных поводов бояться этих перевозок нет.

АЛЕКСАНДР КОЛДОБСКИЙ, ЗАМЕСТИТЕЛЬ ДИРЕКТОРА ИНСТИТУТА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ НИЯУ МИФИ:

Мое мнение в отношении заявления Greenpeace о ввозе обедненного урана в Россию таково: что требовали, то и сказали. Заявление о том, что речь идет о радиоактивных отходах, не соответствует действительности — их ввоз в Россию запрещён, а законов ГК “Росатом” не нарушает. Что же до радиофобских настроений, которые пытается раздуть Greenpeace, то ничего неожиданного здесь нет. Ничем иным эта организация не занимается.

Насколько я понимаю, авторы заявления не анализируют каких-либо технических и/или ситуационных сценариев, а оперируют лишь громкими фразами. Соответственно, заявления о том, что эта деятельность изначально опасна, не имеют никакого доказательного основания. Опасно — и всё тут. Подобные заявления — лишь попытка в очередной раз как-то обозначиться в информационном пространстве. При этом мне неизвестны случаи, когда такие попытки не имели бы под собой политическую подоплёку.

В отношении же гипотетических рисков могу сказать, что определенную долю риска содержит в себе любая технология. Нулевой риск имеет только несуществующая технология. Даже “технология” каменного топора имеет долю риска — вдруг оборвутся жилы мамонта. Но за всю историю транспортировок гексафторида урана я не знаю ни одного случая, когда происходила аварийная ситуация, представляющая хоть сколько-нибудь значимый риск как для населения, так и для занимающихся этим процессом профессионалов.

ВАЛЕРИЙ МЕНЬЩИКОВ, ЧЛЕН СОВЕТА ЦЕНТРА ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ (ЦЭПР), ЧЛЕН ОБЩЕСТВЕННОГО СОВЕТА РОСАТОМА:

Обедненный гексафторид урана не относится к перечню радиоактивных отходов, и это не только у нас в стране. Поэтому при ввозе ОГФУ не нарушается законодательство, запрещающее ввоз радиоактивных отходов. Гексафторид - это многоцелевое сырьё, которое перерабатывается и вывозится в виде продуктов переработки. Что касается безопасности обращения, то можно посмотреть, как его хранят в Ангарске на комбинате Росатома, который не первый год работает с гексафторидом урана и отвечает всем требованиям, установленным законодательством к ядерной, радиационной и химической безопасности.

Напомним, ранее в АО «Техснабэкспорт» сообщили, что заявления Greenpeace о ввозе радиоактивных отходов из Германии абсолютно не соответствуют действительности и являются дезинформацией. Как подчеркнули в Техснабэкспорте, речь не идет о ввозе в Россию радиоактивных отходов. «Обеднённый уран – это полезное сырье, которое используется на российских обогатительных предприятиях для производства обогащенного урана», - пояснили в компании.

Уникальная центрифужная российская технология обогащения урана позволяет производить обогащенный уран из обеднённого экономически-эффективным способом. Иностранный обедненный уран ввозится в Россию не «на захоронение», а на переработку до полезного продукта – ОУП – с его последующим вывозом обратно за рубеж, обратили внимание в Техснабэкспорте.

ВИКТОР СЕРЕДЕНКО, ДОКТОР ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР, КОНСУЛЬТАНТ АО "ВЕДУЩИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ХИМИЧЕСКОЙ ТЕХНОЛОГИИ" (АО ВНИИХТ), ЭКСПЕРТ В ОБЛАСТИ ГЕКСАФТОРИДА УРАНА МАГАТЭ:

Гексафторид урана, обеднённого по изотопу 235, не является радиоактивным отходом. Он является продуктом природного происхождения, который используется для получения низкообогащенного гексафторида (4.4-4.9%) урана-235. К нам ввозят именно обедненный гексафторид урана с содержанием 0.1-0.3% урана-235. Природный уран содержит в основным изотоп урана-238, содержание изотопа урана-235 в нем составляет 0.711%. Этого для топлива, используемого на АЭС, мало, поэтому его надо дообогащать до 4.4-4.9% по содержанию урана-235. Таким образом ввозимый на территорию России продукт (обедненный по изотопу 235 гексафторид урана) - это сырьё для дообогащения и использования в дальнейшем при изготовлении топлива для АЭС.

Главное в том, что этот природный уран не имеет никакого отношения к радиоактивным отходам и является ценным сырьем для дообогащения и получения гексафторида урана, пригодного для изготовления топлива для ядерных реакторов.

К нам его привозят по причине наличия в Росатоме высокоразвитых технологий по обогащению урана. Для российской атомной промышленности это ценные "хвосты", на которых можно заработать, используя наши отечественные разработки и технологии. У нас есть возможность, используя имеющиеся мощности, без дополнительных затрат превратить гексафторид обедненного урана, который не представляет радиационной опасности, в низкообогащенный (по урану-235) гексафторид урана. Предприятиям Росатома выгодно заниматься этой работой и зарабатывать средства для развития атомной энергетики.

Работа по дообогащению - это элемент экономических отношений, одобренный Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ), комиссия которого заключила, что «ОГФУ рассматривается как ценный энергетический продукт-ресурс, потенциальный источник изотопа урана-235 и соединений фтора».

Условия перевозки утверждены во всем мире - емкости для перевозки (называются они ТУКи - транспортно-упаковочный контейнер объемом 4 кубометра) должны выдерживать падение с высоты, горение продолжительностью до часа, аварии и крушения. Они абсолютно безопасны и для морской, и для наземной перевозки.

Обратно из нашей страны вывозится, напомню, не топливо для АЭС, а сырьё (низкообогащённый гексафторид урана) для изготовления зарубежным заказчиком топлива для атомных станций. У нас в стране перевозят различные химические вещества (например, хлор и аммиак) в гораздо больших объемах, при этом цистерны с этими веществами не имеют такой защиты, как у ТУКов, разработанных с учетом параметров по безопасности, разработанных МАГАТЭ.

Мы занимаемся дообогащением, так как Росатом ведёт коммерческую деятельность и это её составляющая, которую в данном случае осуществляет «Техснабэкспорт». Причём эти работы проводятся в течение многих лет, и никаких прецедентов аварий при транспортировке и перевозке за это время не было и не должно быть, потому что все это выполняется в соответствии с международными требованиями по безопасности, которым подчиняются все страны, входящие в МАГАТЭ.

Волнения по поводу перевозок обедненного гексафторида урана случаются, кстати, периодически. До этого они были в 2006 и 2006 годах. В результате многочисленных дискуссии была доказана безопасность ввоза на территорию России данных продуктов, а также безопасность их переработки.

Считаю, что усилия «зелёных» по улучшению экологической обстановки в стране справедливы, но они должны быть направлены на борьбу с загрязнениями и в других отраслях, о чем широко ведётся дискуссия в СМИ.

Источник: Центр энергетической экспертизы

vk.com/cityofnvk





Нравится


Комментарии

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Комментарии ВКонтакте