Путешествие по цехам завода "Медсинтез"

УвеличитьПочему в нашем городе приостановилось производство лекарства от Эболы, сколько аппаратов для диализа нам нужно, чтобы перегнать Бразилию, и почему на заводе не любят иностранные делегации — читайте и смотрите в нашем материале.

Свое путешествие по цехам Уральского биомедицинского кластера мы начали с завода «Медсинтез». Именно здесь производят инфузионные растворы и инсулин для всей России. Первым делом нас повели на участок, где производят очищенную воду и воду для инъекций. Воду, которая в будущем станет основой для инфузионных растворов и инсулина, берут из городского водопровода. Затем ее умягчают и очищают от солей ионов железа и удаляют бактерии. На выходе остается дистиллированная, то есть «мертвая вода» без каких-либо примесей. После очистки вода полностью готова к тому, чтобы ее было можно вводить в кровь человека.

УвеличитьБольшинство оборудования в этом цехе зарубежное. В связи с этим сейчас есть некоторые проблемы с закупкой запчастей: поставляют-то их без проблем, но это очень дорого.

Все управление производством полностью автоматизировано. Из этого помещения можно следить и управлять всем процессом: от водоподготовки до производства инсулина. Здесь же ведется полный мониторинг состояния комплекса чистых помещений. Их бывает несколько классов: А, В, С, D. В этих помещениях происходит постоянная очистка воздуха, контролируется температура и влажность.

Пройти в помещение, где производят и разливают инсулин, стороннему человеку невозможно. Дело в том, что это асептическое производство, и чтобы попасть в цех, нужно пройти определенную подготовку: от мытья рук до облачения в стерильную одежду.

«Медсинтез» производит три вида инсулина: раствор (действует быстро, в течение получаса), суспензия (пролонгированного действия) и микс. Лекарство выпускают в картриджах, флаконах и шприц-ручках.

УвеличитьВ течение одного цикла (примерно два дня) здесь производят 55 тысяч флаконов. Количество производимой продукции зависит от заказов. По словам работников предприятия, число тендеров выросло за счет того, что зарубежные компании подняли цены на свой инсулин. Кроме того, в России просто нет другого завода с такими производственными мощностями.

Заказывают инсулин из нашегогорода по всей стране. Сейчас намечается зарубежный заказ из Украины. Кстати, месяц назад завод отправил в Луганск крупную партию лекарства на 120 тысяч рублей в качестве гуманитарной помощи.

Посмотреть, как делают инсулин, к нам в город часто приезжают иностранные делегации. В этот раз на «Медсинтез» приехали французы. Правда, у рядовых лаборантов такие визиты восторгов не вызывают: после толпы зарубежных или высокопоставленных гостей приходится мыть и дезинфицировать все помещения. Поскольку обработка каждого гостя заняла бы слишком много времени. А вот мы успели пройти по всем правилам: с переодеванием, переобуванием, стерилизацией рук и инструктажем.

УвеличитьВ следующем цехе, в который мы отправляемся, производят и разливают более 40 видов инфузионных растворов. Объем производства — 23 млн. пакетов в год. «Медсинтез» покрывает 20% потребностей России и полностью обеспечивает растворами Свердловскую область.

Чтобы попасть в комнату чистых помещений, где готовят растворы, нужно преодолеть несколько шлюзов. Сырье попадает через санпомещения, где всё обрабатывается ультрафиолетом.

Инфузионные растворы разливают в специальные пластиковые пакеты, которые сами же и производят. Каждый пакет после розлива маркируют и обязательно просматривают, проверяя его качество, затем помещают его во вторичную вакуумную упаковку. Финальная часть производства — стерилизация в автоклаве, после чего пакеты с инфузионными растворами упаковывают в гофротару и увозят на склад.

Попасть на производство твердых форм лекарственных средств, где как раз создают лекарство от Эболы, нам не удалось. Пока производство «Триазавирина» приостановлено. Как рассказали нам на заводе, это связано с отсутствием заказов: противовирусный препарат — продукт сезонный и летом не так востребован. «Приезжайте ближе к зиме — обязательно покажем производство», — советуют на заводе. С борьбой с лихорадкой Эбола пока до конца всё не ясно: лекарство продолжают проверять, идут предварительные клинические исследования. Да, и о самой Эболе уже как-то подзабыли.

УвеличитьДальше нас проводили в лабораторию. Здесь разрабатывают методы анализа инновационных лекарственных препаратов, анализа уже имеющихся медпрепаратов и собирают идеи по производству новых лекарственных препаратов. Руководитель лаборатории показывает работу жидкостных хромотографов, прибор для определения размера частиц и оборудование, которое измеряет чистоту воздуха. Особенно ценный прибор в условиях тотальной стерильности.

Последний пункт нашего назначения — завод «Дизэт». Это единственное предприятие в России, которое производит искусственную почку. Здесь собирают аппараты «Малахит-2», настраивают и отправляют в больницы по всей России. Завод закрывает 25 – 30% потребности российского рынка в новых аппаратах для диализа экономкласса. Стоимость одного «Малахита» примерно на 10% меньше, чем у западного аналога. Правда, собирают их из зарубежных деталей. Организовать их выпуск в России возможно, но не имеет смысла, поскольку рынок российских аппаратов не столь велик, чтобы было рентабельно их производить.

Максимальная мощность участка — порядка 500 машин в год, реально делают от 200 до 300. Больше в России просто нет потребности. Обеспеченность диализом в Свердловской области, как и в целом по России, довольно низкая — 400 человек на миллион. Так же как в Бразилии. В то время как в Японии — 1200, в США — 1000, в Германии — 600 – 800.

66.ru





Нравится


Комментарии

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Комментарии ВКонтакте